Menu

О Комментарии

Концепция

Евангельский

Во-первых, авторы должны истолковывать библейский текст исключительно с позиций евангельского (evangelical) богословия.

Во-вторых, авторы должны учитывать восточноевропейскую евангельскую аудиторию в целом, при необходимости, кратко и непредвзято представляя спорные взгляды на уровне макродискуссий относительно истолкования тех или иных библейских отрывков. Например,

 Literal-Allegoric Reading

 Historical-Applicational Approaches

 Modern-Conservative Dialogue

 Authoritarian — non-Hierarchical Approaches to Leadership

 Pentecostal-Charismatic-Baptist Dialogue

 Calvinist-Arminian Dialogue

 Liberal-Fundamentalist Dialogue

 Western-Eastern Perspectives

 Wesleyan-Reformed Views on Sanctification

Контекстуальный

Богословские статьи, практическое применение, а также, в отдельных случаях, комментарии на библейский текст должны отражать восточноевропейский контекст в целом.

Чтобы отразить контекстуальность комментария и статей, авторы, там, где это уместно, могут использовать следующее:

 цитаты из произведений восточноевропейских авторов;

 образцы фольклора восточноевропейских славян, вносящие местный колорит в истолкование текста и заставляющие читателя взаимодействовать со своей культурой;

 освещение спектра местных социальных проблем. Например, экологические катастрофы, торговля людьми, массовая трудовая миграция, острые социальные проблемы и социальная несправедливость, социальное равнодушие, взяточничество и коррупция, авторитарное руководство, бездомные, богатство и бедность, развод и повторный брак, централизация власти в церковных группах и др.

Современный

Предлагая практическое применение библейского текста, авторам необходимо максимально учитывать современные проблемы и вопросы, с которыми сегодня сталкивается читатель.

Преобразующий

Разъяснение отрывка, его литературно-богословское осмысление и практическое применение, а также богословские статьи должны способствовать преобразованию мировоззрения и ценностей читателя, пониманию и применению библейского текста

Коллегиальный

Автору также следует помнить, что комментарий является не индивидуальным, а коллегиальным проектом, т.е. комментарий к каждой книге и каждая богословская статья будут редактироваться богословскими и литературными редакторами, чтобы создать для читателя целостное литературно-богословское восприятие комментария в рамках евангельского богословия. Тем не менее, окончательный текст комментария и статей согласовывается с автором.

Герменевтический ключ

Общие замечания

Каждый, кто рассматривает современное состояние герменевтики, сталкивается с таким широким спектром вопросов и столь захватывающей дискуссией, что несколько страниц предлагаемого текста, конечно же, не смогут описать все особенности герменевтического подхода, принятого Редколлегией для написания Славянского библейского комментария. Однако, после более чем трехлетнего подготовительного этапа, в ходе которого члены Редколлегии работали над принципами и совместным подходом к будущему тексту, были приняты определенные рамки, которые должны стать для Редколлегии и для авторов руководством к написанию и коррекции своих текстов. Они описывают герменевтический подход к прочтению библейского текста и к изложению комментария на него, а также в понятии богодухновенности и каноничности комментируемого текста в его взаимоотношении с другими текстам, стоящими вне канона.

Предлагаемое руководство не является результатом работы одного человека или даже группы, которая обработала текст. То есть, представленные ниже суждения не претендуют на оригинальность. Мы стоим на плечах многих древних и современных свидетелей, которые до нас сформулировали задачу библейской герменевтики и, несмотря на то, что в данном тексте практически нет ссылок и сносок, совершенно ясно, что он основан на чтении и осмыслении многих публикаций.

Процесс толкования библейского текста в понимании Редколлегии не является техническим актом следования инструкции или определенным правилам, а представляет собой искусство, созданное под влиянием Святого Духа, Который направляет толкователя. Толкователь должен найти баланс между всеми предложенными ниже герменевтическими направлениями в молитвенном чтении и осмыслении значения библейского текста, чтобы прийти к созидающему единству в творческом разнообразии, которое должно заменить нездоровую однородность.

Авторам, участвующим в этом проекте, рекомендуется не только внимательно ознакомиться и осмыслить представленные здесь подходы, но и строить свой комментарий исходя из них, так как именно представленные здесь идеи будут служить основой для оценки и редактирования присланных текстов.

 

Герменевтическая система комментария

В качестве основы для герменевтической системы комментария Редколлегия приняла идею общинной герменевтики, которая должна стать интегрирующим принципом в работе всех авторов.

В этом подходе Редколлегия считает важными следующие аспекты, которые должны рассматриваться с перспективы прочтения их русскоязычным читателем:

1) экзегетический анализ;

2) канонический подход;

3) теологические, культурологические и мировоззренческие вопросы;

4) принципы общинной герменевтики;

Экзегетический анализ

Подходя к избранному библейскому тексту, необходимо вначале определить суть (главную сущностную идею) текста, с которым имеем дело, и методы, предлагаемые для его истолкования.

Традиционный подход, все еще часто используемый большинством толкователей, – так называемый историко-критический или историко-грамматический метод, стремится выявить оригинальное (первоначальное) значение, заложенное автором в текст, и в первую очередь прояснить историко-культурные вопросы, лежащие «за текстом». Например, в Евангелиях толкователь пытается понять, что конкретно произошло в истории, чтобы определить, о чем говорит текст. Несмотря на то, что такой подход иногда оказывается полезным, исследователь воссоздает/конструирует для текста историко-культурный контекст, который далеко не всегда представляет правдивую историческую ситуацию.

Осознавая данные ограничения и пытаясь избежать слишком многих спекуляций по поводу историко-культурных событий, считаем целесообразным выбрать более консервативный подход и попытаться выявить значение текста, исходя из него самого, вместо сконструированyых и иногда даже спекулятивных реконструкций «за текстом».

Таким образом, авторам СБК не рекомендуется идти традиционным путем стандартных западных комментариев XX века и опираться на воображаемые «затекстовые» значения.

Частью классического историко-критического прочтения также является толкование, сфокусированное на авторе, при этом вводные вопросы авторства, адресатов, времени написания и историко-культурного контекста становятся важными. Вопрос авторства в данном комментарии будет рассмотрен «мимоходом», или вообще опущен, так как библейский текст рассматривается холистически, как целостная данность.

Больше значения в комментарии должно придаваться самому тексту, который воспринимается как Слово Божие, переданное посредством различных авторов. Поэтому главным будет Весть, содержащаяся в тексте, а не автор, передающий эту Весть.

То есть, следует толковать имеющийся в наличии канонический текст, словарный состав которого определяется с помощью текстуальной критики и который переводится с языков оригинала. В комментарии используется Синодальный перевод, несмотря на наличие альтернативных переводов. В случае напряжения между Синодальным текстом и критическим текстом, не следует вдаваться в поляризацию, а надо расширить толкование Синодального текста за счет дополнительной информации из других манускриптов.

Хотя приоритет предоставляется значению, выведенному на основании изучения самого текста, автор может использовать «затекстовую» историко-культурную информацию, если в отношении нее существует консенсус большинства исследователей, и она помогает лучше понять текст. Это означает, что толкование не ограничивается значением, выведенным только из текста, но также должно учитывать толкование общины веры, то есть установившуюся общехристианскую традицию и даже значение пред-текстового толкования, т.е., читательский отклик.

Сфокусированное на тексте толкование будет использовать широкий спектр лингвистических, грамматических и синтаксических инструментов. Несмотря на важность этих инструментов и подробное исследование текста, комментарий может включить только ограниченное количество информации. Следует иметь в виду, что после многочисленных публикаций серьезной литературы по герменевтике и канонизации на русском языке, мы обращаемся к достаточно осведомленному читателю, который безусловно заметит, что толкователем предварительно была проделана достаточно большая работа и предложенный комментарий описывает только итог этого исследования.

Читателя не надо удивлять причудливыми или чересчур оригинальными толкованиями, ведь нашей первостепенной целью является предложить читателю помощь в понимании и применении текста, а не показать академический уровень автора толкования.

Данный принцип будет являться фильтром в редакторской работе. То есть именно через него будет определяться, что будет включено в окончательный текст комментария, а что нет. Даже если автором была проделана большая подготовительная работа, не вошедшая в комментарий, автор может опубликовать этот материал в другой, более академической публикации.

 

Комментарий не должен игнорировать «пред-текстовое» толкование, сфокусированное на читательском отклике. Некоторые инструменты в понимании речевых актов (локуции – выражения, иллокуции, перлокуции, интерлокуции – собеседования) помогут истолковать тексты подобно тому, как это делали новозаветные авторы в отношении ветхозаветных текстов (например, в отношении Псалмов). Признавая ценность подобных инструментов или подходов к толкованию, сфокусированному на читателе, Редколлегия подчеркивает, что в первую очередь следует сосредоточиться на значении, находящемся в тексте, а не на его реконструкции.

Итак, авторы комментария должны сосредоточиться на тексте канона, исследуя и описывая первоначальный традиционно-исторический контекст повествования и определяя, что библейский текст повествует людям, проживающим на географическом пространстве Евразии «здесь и сейчас», и меньше внимания уделяя тому, что говорил этот текст «там и тогда».

Канонический подход

Канонический подход уже занял свое место в кругу славянских толкователей и, поэтому, играет важную роль в данном комментарии. Как уже упоминалось ранее, в самом комментарии не будет отводиться место глубокому обсуждению герменевтических вопросов, поскольку уже существует достаточно публикаций по данной проблематике. Также в комментарии не будет подробного обсуждения проблемы канона, поскольку эту информацию можно найти в книгах по Ветхому и Новому Завету. В рамках комментария принятый христианской церковью канон воспринимается как окончательный и авторитетный текст, так как большинство наших читателей заинтересованы не столько в переосмыслении канона, сколько в толковании канона как авторитетной Вести для их жизни и служения.

При рассмотрении отдельных книг христианского канона в их окончательной форме толкование текста должно учитывать весть всего канона Писания. Вопросы единства и разнообразия в Писании должны обсуждаться осторожно, с учетом того, как размышления данного рода в конечном смысле помогут читателю комментария лучше понять и применить данный текст. Голос отдельной книги должен быть осмыслен как один из голосов всего библейского оркестра, который играет свою особенную роль и вместе с тем подводит к более глубокому пониманию Вести всего канона и ее нарративного единства. Осуществлению этой задаче может помочь диахронное исследование библейских авторов и их писаний.

При определении библейского богословия книги или автора следует учитывать весь Ветхий и Новый Завет, а также библейско-богословские исследования и всеохватывающий «центр» Библии (христо и миссио центричный) .

Для целостного прочтения канона очень важны подходы мессианской (христоцентричной) и миссиоцентричной герменевтики. Мессианское или христоцентричное толкование является важнейшим для принятого Редколлегией герменевтического подхода. Поэтому при толковании Ветхого Завета следует избегать подчеркивания его более раннего существование (до появления Нового Завета) и основанной на этом его определенной независимости от новозаветных текстов и его приоритетной важности. Также не рекомендуется критиковать или умалчивать традиционное для христианства христоцентричное толкование ветхозаветных стихов, концентрируя главное внимание на их иудейско-историческом значении.

Следует отметить особенности применения миссиоцентричной герменевтики, которая, по мнению ряда толкователей, подчеркивает, что все в Библии направлено на миссию. Считая, что Библию следует рассматривать более широко, как христоцентричную, а не миссиоцентричную книгу, Редколлегия все же придает достаточно большое значение миссии и рекомендует использовать главным образом три герменевтические линзы для приближения текста (помимо контекстуальной дискуссии).

Одна из них сосредоточена на missio Dei, которая проявляется во всем каноне, другая на миссии отдельных героев, в особенности на проявляющейся во всем Писании миссии Израиля и церкви, а третья на читателе (каждый верующий и вся христианская церковь), который стоит в центре и приглашается принять участие в миссии Бога.

Мессианская и миссиоцентричная герменевтика основаны на примере самого Христа, который в Лк. 24 объясняет своим ученикам ветхозаветный текст, используя как христоцентричный так и миссиоцентричный подход. Такой подход призывает авторов комментария не только видеть центр библейского текста, но и сфокусировать толкование каждой книги Библии на нем, предлагая красную нить толкования Библии с указанных точек зрения.

Теологические, культурологические и мировоззренческие аспекты

Сама по себе попытка прочтения текста в славянской перспективе предполагает, что правильный подход к теологической и мировоззренческой контекстуализации является важнейшей частью той задачи, которую призван выполнить данный комментарий.

Следует помнить, что доктринальные вопросы, важные и специфические для славянского евангельского сообщества, логическое аргументирование, характерное для этой части мира, мировоззренческое наследие, традиции, исторический опыт и другие контекстуальные факторы часто побуждают читателя видеть в библейском тексте то, чего в нем нет. Подходя к тексту со своими «очками», сформированными в своей общине и в определенном контексте, читатель нуждается в корректировке, чтобы понять, каким образом текст поправляет его и что именно данный текст пытается передать ему и его общине веры с их сформировавшимися убеждениями. Большинство переводных комментариев также пытаются скорректировать влияние контекстуальных факторов и вернуть читателя к тексту, но делают это, отвечая на вопросы своих англо-американских или западноевропейских читателей.

Следует иметь виду, что доктрины, традиции толкования и т.д. уже сформированы у читателя, и они не могут быть проигнорированы. Нельзя исходить из наивного модернистского предположения, что якобы можно предложить читателю «объективное» толкование текста. Комментатор должен учитывать традицию толкования и контекстуальный фон потенциального читателя, но при этом направлять его к прямому содержанию библейского текста.

Следует постоянно помнить, что роль толкователя не в том, чтобы просто найти в тексте и подтвердить убеждения, доктрины и традиции общины, для которой он пишет. Необходимо найти узкую золотую середину, которая встретила бы читателя там, где он находится в своих убеждениях, и помогла ему и его общине возрастать в зрелости, расширяя его горизонт, созидая и побуждая к развитию, не деконструируя и разрушая, а наоборот утверждая их в основополагающих библейских традициях. Читатель комментария должен ясно заметить, что библейский текст является конечным арбитром и что разум, традиция, опыт, культура, контекст и другие части сформированных убеждений общины веры нуждаются в корректировке или по меньшей мере в расширении воззрений с помощью библейского текста.

При толковании текста не следует оставлять в стороне историческое богословие и христианскую традицию, т.е. нельзя применять неверно понятые sola и tota scripturа. Культура и община важны для понимания и толкования текста, поскольку сам переданный церкви текст Писания был сформирован в определенном контексте. Читатель комментария должен осознать доктринальную, убежденческую, контекстуальную и культурную подоплеку толкования и понять, каким образом поданный в таком ракурсе текст должен пониматься и применяться. Таким образом, в комментарии надо уделять внимание применению текста и при этом хотя бы кратко намечать, каким образом текст обращается к вопросам морального поведения, различных этических норм, добродетелей и ценностей, практики богослужения и поклонения, как библейский текст предлагает принципы для процесса ученичества в личностном или общинном аспекте, как он направляет к свидетельству, душепопечительству, консультированию и т.д. Толкование при этом должно учитывать современный контекст, в котором находится поместная и глобальная община в процессе нахождения ответов.

Общинная герменевтика

Одна из задач комментария – осмыслить контекст читателя и отреагировать на него с тем, чтобы в толковании предложить контекстуальные выводы текста и варианты его применения. Комментатор должен исходить из исторической реальности, помня, что евангельские церкви были сформированы общинным прочтением Библии в борьбе с крайностями индивидуалистского с одной стороны и традиционно-исторического с другой стороны прочтения библейского текста. Ища золотую середину между увлечениями мистиков-хилиастов и классических протестантов, увлеченных критическим рационализмом, ранние крещенцы и пиетисты быстро осознали важность коллективной, общинной герменевтики, корректирующей крайности отдельных личностей. Продолжая эту традицию, каждый автор комментария должен осознанно принимать участие в дискуссии герменевтической общины (группы авторов), которые являются представителями общин различных протестантских церквей региона, сформированных в евангельских традициях и находящихся в православном контексте.

Применение общинной герменевтики, ставшей исходной точкой в процессе написания данного библейского комментария, подводит к вопросу, который каждый толкователь должен задать своим со-авторам: видите ли вы в этом библейском тексте то, что я нахожу в нем?

Это корректирующий вопрос к тем, кто пишет этот комментарий и к тем, кто будут читать его. В конечном счете читатель должен увидеть в тексте именно то, что видит комментатор и если он этого не видит, то большая вероятность, что либо комментатор неверно прочитал текст, либо он не сумел донести свое прочтение до читателя. Обсуждение толкования и совместное познание значения текста на этапе подготовки комментария является важнейшим упражнением, от которого ожидается как оттачивание навыков толкования, так и уточнение понимания текста, что в конечном счете улучшит качество комментария и принесет пользу для читателей.

Такой подход также способствует единству понимания в разнообразии толкований и в разнообразии книг в каноне. Конечно, особенности, талант, индивидуальность и специфичный вклад каждого автора комментария не исключаются, как и не сглаживаются особенности отдельных книг канона и их авторов, но все же, комментарий должен хотя бы частично продемонстрировать функционирование общинной герменевтики. При таком коллективном подходе текст, подготовленный толкователем, служит не столько демонстрацией знаний отдельного толкователя, сколько показывает общинное понимание сложившееся в евроазийском контексте.

Это означает, что каждый автор готов подкорректировать или расширить текст своего комментария в случае, если герменевтическая община не согласится с его толкованием.

 

Общее описание

«Библейский комментарий» — русскоязычный однотомный комментарий на все канонические книги Ветхого и Нового Завета, авторами которого являются служители из Восточной Европы. Он предназначается для пасторов, проповедников, учителей, руководителей малых групп и всех тех, кто вовлечен в различные виды служения в поместных церквах.

Комментарий представляет собой контекстуальную евангельскую перспективу, которая должна помочь в истолковании и применении библейских истин к различным аспектам церковной жизни и основывается на общепринятом понимании библейского текста, сложившемся среди поместных евангельских церквей Восточной Европы. Он содержит около ста аналитических статей по важным вопросам духовной и практической жизни христианина в церкви и обществе.

На сегодняшний день на русском языке доступен ряд библейских комментариев, тем не менее, большинство из них – это либо переводы западных изданий, либо работы, не вполне отражающие евангельскую традицию.

«Библейский комментарий: современная евангельская перспектива» будет первым русскоязычным комментарием, написанным современными евангельскими авторами из Восточной Европы, который рассчитан на широкий круг читателей; он также будет интересен всем, имеющим специальное богословское образование.

Ввиду наличия серии других контекстуальных комментариев — «Africa Bible Commentary», «Arabic Bible Commentary», «South Asia Bible Commentary», «Latin America Bible Commentary» — «Библейский комментарий» на английском языке называется «Slavic Bible Commentary».

Инициатором проекта выступает Евро-Азиатская аккредитационная ассоциация через Slavic Research and Resource Center который осуществляет следующее:

  • контроль над выполнением всех условий контрактов с авторами;
  • все переговоры и оплату авторам согласно контрактам;
  • разработку логистики и документации;
  • согласование и передачу всех смежных прав (subsidiary rights) и пр

Лозанское соглашение

Вступление

Мы, члены Церкви Иисуса Христа, представляющие более чем 150 стран, участники Международного конгресса по всемирной евангелизации в Лозанне, славим Бога за Его великое спасение и ликуем в дарованном нам общении с Ним и друг с другом. Мы взволнованы тем, что Бог совершает в наше время, раскаиваемся в своих недостатках и осознаём стоящую перед нами незавершённую задачу евангелизации мира. Мы верим, что Евангелие – это радостная весть для всего мира, и готовы, по милости Его, исполнять поручение Иисуса Христа проповедовать Евангелие всем людям и приобретать учеников Иисуса Христа во всех народах. Мы хотим подтвердить нашу веру и решимость и опубликовать наше Соглашение.

1. Божья цель

Мы подтверждаем наше убеждение в том, что Бог – единый Вечный Создатель мира и Господь: Отец, Сын и Дух Святой, управляющий всем по Своей воле. Он призывает из мира Свой народ и посылает Свой народ обратно в мир служить Ему и свидетельствовать о Нём, чтобы расширять Свое Царство, созидать Тело Христа и прославлять Свое имя. Мы смиренно признаём, что часто отворачивались от зова Божия и не справлялись с поручением: то приспосабливаясь к этому миру, то удаляясь от него. Однако мы радуемся, что, хотя Евангелие носится в глиняных сосудах, оно по-прежнему является драгоценным сокровищем. Чтобы открыть это сокровище людям в силе Духа Святого, мы желаем заново посвятить себя этой задаче.

(Ис. 40:28; Мф. 28:19; Еф. 4:12; 1 Кор. 5:10; Рим. 12:2; 2 Кор. 4:7)

2. Авторитет и сила Библии

Мы подтверждаем богодухновенность, истинность и авторитет как Ветхого, так и Нового Завета в их целости как единственного записанного Слова Божьего, безошибочного во всех его утверждениях и единственного безошибочного руководства в вопросах веры и поведения. Мы также подтверждаем, что слово Божие имеет силу исполнить Его замысел спасения. Весть Библии направлена ко всему человечеству, ибо откровение Бога во Христе и в Писании неизменно. Через Библию говорит Дух Святой и сегодня. Бог посвящает умы Своего народа во всех народах, чтобы они собственными глазами по-новому увидели истину, и таким образом для всей Церкви всё больше и больше открывается многоразличная премудрость Божия.

(2 Тим. 3:16; 2 Пет. 1:21; Ин. 10:35; Ис. 55:11; 1 Кор. 1:21; Рим. 1:16; Мф. 5:17-15; Иуд. 3; Еф. 1:17-18; 3:10, 18)

3. Уникальность и универсальность Христа

Мы утверждаем, что есть только один Спаситель и одно Евангелие, хотя есть много разных способов выражения Евангелия. Мы признаём, что все люди имеют какие-то познания о Боге через Его общее откровение в природе, но отрицаем, что этого достаточно для спасения, ибо люди подавляют истину своей неправедностью. Мы отвергаем также – как умаление Христа и Евангелия – все виды синкретизма и диалога, которые предполагают, что Христос явлен одинаково во всех религиях и идеологических системах. Иисус Христос, единственный Богочеловек, Который отдал Самого Себя для искупления грешников, – единственный посредник между Богом и человеком. Нет никакого другого имени, которым мы могли бы спастись. Все люди – погибшие из-за своего греха, но Бог любит всех и не хочет, чтобы кто-то погиб, но чтобы все пришли к покаянию. Но те, кто отвергает Христа, отвергают радость спасения и осуждают самих себя на вечную разлуку с Богом. Провозглашать Иисуса Спасителем мира – это не то же самое, что утверждать, что все люди или автоматически спасены, или в конце концов будут спасены, а тем более – проповедовать, что все религии предлагают спасение во Христе. Нет, речь идёт о том, чтобы проповедовать любовь Божию ко всем грешникам и призывать всех людей принять Иисуса как Спасителя и Господа через личное решение каждого обратиться и уверовать от всего сердца. Иисус Христос был превознесён превыше всякого имени, и мы ждём того дня, когда каждое колено преклонится перед Ним и каждый язык исповедует Его Господом.

(Гал. 1:6-9; Рим. 1:15-32; 1 Тим. 2:5-6; Деян. 4:12, Ин. 4:42, Мф. 11:28, Еф. 1:20-21, Фил. 2:9-11)

4. Природа евангелизации

Евангелизировать – значит распространять радостную весть о том, что Иисус Христос умер за наши грехи и воскрес из мёртвых, по Писанию, и что Он, единственный Господь, теперь предлагает прощение грехов и освобождающий дар Святого Духа всем, кто обратится и уверует. Присутствие нас, христиан, в мире необходимо для евангелизации, а также это – своего рода диалог, цель которого – с сочувствием слушать, чтобы понять. Евангелизация – провозглашение исторического, библейского Христа как Спасителя и Господа с целью убеждать людей лично прийти ко Христу и примириться с Богом. Когда мы идём в мир проповедовать Евангелие, мы не должны скрывать цену ученичества. Иисус по-прежнему призывает всех, кто хочет последовать за Ним, – отречься от себя, взять свой крест и соединиться с Его новым обществом. Результат евангелизации заключается в послушании Христу, присоединении к Его Церкви и ответственной службе в мире.

(1 Кор. 15:3-4; Деян. 2:32-39; Ин. 20:21; 1 Кор. 1:23; 2 Кор. 4:5; 5:11, 20; Лк. 14:25, 33; Mк. 8:34; Деян. 2:40, 47; Mк. 10:43-45)

5. Социальная ответственность христиан

Мы утверждаем, что Бог – как Создатель, так и Судья всех людей. Поэтому мы должны принимать участие в деле Божием, чтобы во всём человеческом обществе царили справедливость и согласие и чтобы люди были освобождены от всякого рода притеснения. Так как человек сотворен по образу Божию, то он имеет присущее ему достоинство независимо от расы, вероисповедания, цвета кожи, культуры, класса, пола или возраста. Поэтому каждого человека нужно уважать, а не эксплуатировать. Мы раскаиваемся как в нашей небрежности, так и в том, что мы иногда считали евангелизацию и социальную ответственность несовместимыми друг с другом. Конечно, примирение с людьми – не то же самое, что евангелизация, и политическое освобождение – не то же самое, что спасение. Но однако же мы знаем, что и евангелизация, и социальное и политическое служение – наш христианский долг. И то, и другое – необходимое выражение нашего учения о Боге и о человеке, нашей любви к ближнему, и нашего послушания Иисусу Христу. Весть о спасении включает в себя также осуждение всякого рода вражды, притеснения и дискриминации. Мы не должны, следовательно, бояться судить зло и несправедливость, где бы это ни проявлялось. Когда люди принимают Христа, они становятся рожденными вновь в Его царстве, и тогда они должны отразить эту справедливость не только в своей собственной жизни, но также внедрять её в неправедный мир. Спасение, на которое мы претендуем, должно преобразить нас во всей нашей личной и социальной ответственности. Вера без дел мертва.

(Деян. 17:26, 31; Быт. 16:25; Ис. 1:17; Пс. 44:7; Быт. 1:26-27; Иак. 3:9; Лев. 19-18; Лк. 6:27, 35; Иак. 2:14-26; Ин. 3:3, 5; Мф. 5:20; 6:33; 2 Кор. 3:18; Иак. 2:20)

6. Церковь и благовестие

Мы утверждаем, что Христос посылает Свой искупленный народ в мир так же, как и Отец послал Его; и это требует от нас глубокого и полного проникновения в мир. Нам необходимо вырваться из своих церковных гетто и проникнуть в нехристианское общество. Служение Церкви должно быть жертвенным, но благовестие занимает в нем первое место. Всемирная евангелизация требует, чтобы вся Церковь несла всё Евангелие всему миру. Церковь находится в самом центре всемирного плана Божьего и получила от Него задание распространять Евангелие. Но Церковь, которая проповедует крест, сама должна иметь на себе печать креста. Церковь становится камнем преткновения для благовестия, если она изменяет Евангелию или не имеет живой веры во Христа, истинной любви к людям или безупречной честности во всем, включая информацию о своей работе и финансы. Церковь – это общение народа Божьего, а не учреждение, и поэтому не должна отождествлять себя с какой-либо отдельной культурой, социальной или политической системой или человеческой идеологией.

(Ин. 17:13; 20:21; Мф. 28:19-20; Деян. 1:8; 20:27; Еф. 1:9-10; 3:9-11; Гал. 6:14, 17; 2 Кор. 6:3-4; 2 Тим. 2:19-21; Флп. 1:27)

7. Сотрудничество в евангелизации

Мы утверждаем, что видимое единство веры в Церкви есть воля Божия. Дело благовестия призывает нас также к единству, потому что единство подкрепляет наше свидетельство, тогда как разделение подрывает Благую весть о примирении. Тем не менее, мы признаём, что организационное единство может принимать разные формы и не всегда содействует благовестию. Однако мы, исповедующие одну библейскую веру, должны быть тесно связаны в общении, работе и свидетельстве. Мы признаем, что наше свидетельство иногда терпело урон от греховного индивидуализма и бесполезной двойной работы. Мы обещаем искать более глубокого единства в вере, святости, богослужении и миссионерской работе. Поэтому мы хотим ускорить развитие региональной и функциональной совместной работы, которая содействует миссии Церкви, стратегическому планированию, взаимной поддержке и обмену средствами и опытом.

(Ин. 17:21, 23; Еф. 4:3-4; Ин. 13:35; Флп. 1:27; Ин. 17:11-23)

8. Церкви в евангелизационном сотрудничестве

Мы радуемся тому, что начинается новый этап благовествования Слова. Господствующая роль западных миссионерских обществ прекращается. В молодых церквах Бог начинает мобилизовывать новые ресурсы для евангелизации мира. Таким образом, Он показывает, что ответственность за благовестие лежит на всём теле Христовом. Поэтому каждая церковь должна спрашивать Бога и себя, что она может сделать для евангелизации своего собственного региона, а также других частей мира. Контроль нашей миссионерской ответственности и нашей роли в миссии должен идти постоянно. Таким образом возрастает сотрудничество старых и молодых церквей и яснее проявляется универсальный характер Церкви Христовой. Мы благодарим также Бога за все миссионерские организации, которые занимаются переводами Библии, богословским образованием, христианской прессой и литературой, благовествованием, обновлением церквей или работой в других областях. Они тоже должны заниматься постоянным самоконтролем, чтобы рассматривать свою деятельность как часть миссии Церкви Христовой.

(Рим. 1:8; Флп. 1:5; 4:15; Деян. 13:13; 1 Фес. 1:6-8)

9. Безотлагательность в деле евангелизации

Более 2,7 миллиардов человек, то есть более двух третей человечества, всё ещё не охвачены евангелизацией. Нам стыдно, что так много упущено, – это постоянный упрек нам и всему христианству. Сейчас, однако, во многих местах мира имеется такая восприимчивость к Господу Иисусу Христу, какой не было никогда раньше. Мы убеждены, что для церквей и миссионерских обществ настало время серьезно молиться за спасение масс людей, которых ещё не достигло Евангелие, и прилагать новые усилия, чтобы завершить евангелизацию мира. Уменьшение числа миссионеров и размера финансового участия из других стран иногда может быть необходимо, чтобы помочь национальным церквам обрести уверенность в своих силах, а также чтобы высвободить ресурсы для районов, которых еще не достигло Евангелие. Должен быть налажен более свободный обмен миссионерами между всеми шестью континентами в духе смиренного служения. Конечной целью должно быть – всеми доступными способами и как можно скорее дать возможность каждому человеку услышать, понять и принять Евангелие. Но мы не можем надеяться достичь этого без какой-либо жертвы с нашей стороны. Мы обеспокоены тем, что миллионы людей живут в нищете. Нас удручает несправедливость, вызывающая такое положение вещей. Те из нас, кто обладает материальным достатком, принимают на себя обязанность вести скромный образ жизни, чтобы больше жертвовать на социальную помощь и дело евангелизации.

(Ин. 9:4; Мф. 9:35-35; Рим. 9:1-3; 2:1-9; 1 Кор. 9:19-23; Мк. 16:15; Ис. 58:6-7; Иак. 1:27; 2:1-9; Мф. 25:31-46; Деян. 2:44-45; 4:34-35)

10. Евангелизация и культура

Для разработки стратегии мировой евангелизации требуется творческий, новаторский подход. В результате, с помощью Божией, будут появляться церкви, глубоко укоренённые во Христе по духу и национальные по форме. Но каждая культура всегда должна проверяться с точки зрения Писания. Поскольку человек – творение Божие, в его культуре бывает немало красоты и духовности. Но, с другой стороны, поскольку человек – падшее творение, любая культура несет печать греха, а в некоторых просматриваются и элементы бесовства. Евангелие не учит, что одни культуры выше других, но рассматривает все культуры в свете своей собственной оценки истины и праведности, и утверждает абсолютные моральные принципы в каждой культуре. Миссионерская деятельность слишком часто вместе с Евангелием экспортировала чужую культуру, да и некоторые национальные церкви были больше связаны со своей культурой, чем с Писанием. Евангелисты Христа должны смиренно отречься от всего, кроме подлинного стремления быть слугой другим, и церкви должны стремиться преобразовывать и обогащать культуры, чтобы все было во славу Бога.

(Мк. 7:8-9; Быт. 4:21-22; 1 Кор. 9:19-23; Флп. 2:5-7; 2 Кор. 4:5)

11 . Образование и руководство

Мы признаём, что мы иногда стремились к численному росту церкви в ущерб духовной глубине и отделяли благочестие от христианского воспитания. Мы признаём также, что некоторые из наших миссионерских организаций были слишком медлительны в том, чтобы подготавливать местных руководителей и поощрять их брать на себя всю полноту ответственности. Мы стоим за принцип независимости местных церквей и очень хотим, чтобы каждая церковь получила местного руководителя, который явил бы истинное христианское руководство, которое отличалось бы служением, а не господством. Мы подтверждаем, что существует большая потребность в улучшении теологического образования, особенно для руководителей церквей. В каждой нации и культуре должны быть эффективные программы для подготовки пресвитеров и дьяконов, включающие теологию, ученичество, благовестие, христианское воспитание и служение. Такого рода программы не должны быть зависимы от стереотипной методики, но должны разрабатываться за счет местной творческой инициативы, согласно стандартам Библии.

(Кол. 1:27-28; Деян. 14:23; Тит. 1:5, 9; Мк. 10:42-45; Еф. 4:11-12)

12. Духовная борьба

Мы верим, что мы постоянно ведем духовную борьбу против власти злых духов, которые пытаются уничтожить Церковь и воспрепятствовать евангелизации мира. Мы знаем, что должны облечься во всеоружие Божие, чтобы вести эту борьбу с помощью духовного оружия истины и молитвы. Мы замечаем активность врага не только в ложных идеологиях за пределами Церкви, но также внутри нее в ложных евангелиях, которые искажают Писание и ставят людей на место Бога. Мы должны быть бдительными и обладать духовной проницательностью, чтобы охранять библейское Евангелие. Мы сознаём, что сами не защищены от мирских мыслей и дел, что часто создает благоприятную почву для проникновения в Церковь секуляризма. Хотя, например, тщательное исследование численного и духовного роста Церкви обоснованно и ценно, мы иногда пренебрегали им. В других случаях мы, стремясь обеспечить отклик со стороны слушателей, искажали евангельскую весть, манипулировали аудиторией, были чрезмерно увлечены статистикой или даже недобросовестно использовали её. Подобное поведение надлежит признать мирским. Церковь должна быть в мире, но мир не должен быть в Церкви.

(Еф. 6:12; 2 Кор. 4:3-4; Еф. 6:11, 13-18; 2 Кор. 10:3-5; 1 Ин. 2:18-26; 4:1-3; Гал. 1:6-9; 2 Кор. 2:17; 4:2; Ин. 17:15)

13. Свобода и гонения

По Божию определению, обязанность каждого правительства – охранять мир, справедливость и свободу, в рамках которых Церковь могла бы беспрепятственно повиноваться Богу, служить Господу Христу и проповедовать Евангелие. Поэтому мы молимся за руководителей стран и призываем их гарантировать свободу мысли и совести, а также свободу для всех практиковать и распространять свою религию в согласии с Божьей волей, согласно Всеобщей декларации прав человека. Мы выражаем глубокое беспокойство за всех, кто несправедливо посажен в тюрьму и особенно за наших братьев и сестёр по вере, которые страдают за свидетельство Иисуса Христа. Мы обещаем молиться и бороться за их свободу. В то же время, мы не хотим пугаться, видя их судьбу. С помощью Божией мы хотим противостоять несправедливости и оставаться верными Евангелию любой ценой. Мы помним предсказания Иисуса, что гонения неизбежны.

(1 Тим. 1:1-14; Деян. 4:19; 5:29; Кол. 3:24; Евр. 13:1-3; Лк. 4:18; Гал. 5:11; 6:12; Мф. 5:10-12; Ин. 15:18-21)

14. Сила Духа Святого

Мы верим в Силу Духа Святого. Отец послал Его, чтобы свидетельствовать о Сыне. Без свидетельства Духа Святого наше свидетельство бесполезно. Обличение в грехе, вера в Христа, рождение свыше и возрастание в вере – все это работа Святого Духа. Дух Святой –миссионерский Дух, и поэтому благовестие в духовной церкви должно идти самопроизвольно. Церковь, которая не ведет миссионерской работы, отрицает сама себя и угашает Духа. Евангелизация мира станет реальной только тогда, когда Дух Святой обновит Церковь в истине и мудрости, вере и святости, любви и силе. Поэтому мы призываем всех христиан молиться, чтобы суверенный Божий Дух посетил нас таким пробуждением, чтобы плоды Духа Божия были видимы во всем народе Его и чтобы все дары Духа обогатили Тело Христово. Только тогда вся Церковь станет пригодным орудием в руках Бога, так что вся земля сможет услышать Его голос.

(1 Кор. 2:4; Ин. 15:26-27; 16:8-11; 1 Кор. 12:3; Ин. 3:6-8; 2 Кор. 3:18; Ин. 7:37-39; 1 Фес. 5:19; Деян. 1:8; Пс. 84:4-7; 67:1-3; Гал. 5:22-23; 1 Кор. 12:4-31; Рим. 12:3-8)

15. Пришествие Христа

Мы верим, что Иисус Христос придёт видимым образом лично Сам в силе и славе, чтобы завершить спасение и суд. Обещание пришествия Христа – стимул для нашего благовествования, ибо мы помним Его слова, что прежде должно быть проповедовано Евангелие всем народам. Мы верим, что время между вознесением Христа и Его вторым пришествием должно быть употреблено Его народом для миссионерской работы, которая не должна прекращаться до самого конца. Мы также помним предупреждение Иисуса о том, что восстанут лжехристы и лжепророки – предшественники антихриста. Поэтому мы отвергаем как гордую и самоуверенную мечту ту идею, что человек может построить царство грёз на земле. Наша надежда как христиан состоит в том, что Бог Сам учредит Свое царство. Мы ожидаем тот день с нетерпением и жаждой. Мы ожидаем новое небо и новую землю, где обитает правда и где Бог будет царствовать вовеки. Тем временем мы вновь предоставляем себя на служение Христу и людям в радостном послушании Его авторитету во всей нашей жизни.

(Мк. 14:62; Евр. 9:28; Мк. 13:10; Деян. 1:8-11; Мф. 28:20; Мк. 13:21-23; Ин. 2:18; 4:1-3; Лк. 12:32; Отк. 21:1-5; 2 Пет. 3:13; Мф. 28:18)

Заключение

Итак, во свете нашей веры и решимости мы заключаем торжественный союз с Богом и друг с другом и обещаем молиться, планировать и работать вместе для осуществления евангелизации всего мира. Мы призываем также всех верующих присоединиться к нам. Пусть Бог по Своей милости и ради Своей Славы поможет нам быть верными этому соглашению!

Аминь, Аллилуйя!

Источник: http://www.lausanne.org/ru/ru/1648-ctc-summary.html

 

Полный текст Кейптаунского символа веры и призыва к действию см.: http://www.lausanne.org/ru/ru/1587-commitment.html